Ростовская область. Кредит на доверии

13 декабря 2007, 11:27
С 1 января вступает в силу федеральный закон о малом предпринимательстве. Поможет ли он развитию фермерства на Дону? Какие проблемы волнуют сейчас тружеников села? Об этом говорили участники "круглого стола", организованного в редакции Южного представительства "РГ".

Александр Родин, президент ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Ростовской области: В федеральной программе развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы предусмотрено значительное увеличение финансирования мероприятий по развитию малого бизнеса, частью которого являются фермерские хозяйства. Именно они вкупе с личными подсобными хозяйствами участвуют в нацпроекте и могут рассчитывать на кредитные субсидии.

Российская газета: Сколько на Дону таких хозяйств и какую роль они играют в сельскохозяйственном производстве области?

Родин: В секторе малого предпринимательства работает более 12 тысяч крестьянских (фермерских) хозяйств, свыше 80 тысяч личных подсобных хозяйств. Половина частников занимаются товарным производством молока и мяса, имея поголовье крупного рогатого скота около 200 тысяч, что составляет третью часть от общего поголовья в области. Если говорить о малом предпринимательстве, то сюда надо отнести малые предприятия, которых на Дону более тысячи, - это бывшие фермерские хозяйства, которым по необходимости или под давлением обстоятельств пришлось перерегистрироваться в ООО или сельскохозяйственные кооперативы.

В стоимостном выражении личные подсобные хозяйства производят примерно половину всей продукции сельского хозяйства Ростовской области. Зерно и подсолнечник в структуре посевных площадей фермерского хозяйства занимает почти 50 процентов, а объемы подсолнечника даже больше, чем в крупных коллективных хозяйствах. Что касается овощеводства, то картофель вообще прерогатива частника, который выращивает до 85 процентов всего урожая в области. Среди многолетних насаждений косточковые занимают 21 процент, семечковые - 36 процентов, тоже весьма значительный вклад.

Юрий Богомолов, ученый зоотехник, кандидат сельхознаук: У нас бытует мнение, что если переводить хозяйство в статус фермерского, придется платить налоги. Крестьянин опасается, что власти его обдирают, а не помогают.

Надежда Безбудько, председатель движения сельских женщин России по Ростовской области и ЮФО: Это неправильно с точки зрения соцзащиты фермера. Он не платит в Пенсионный фонд, а значит, останется без пенсии. Не говоря уже о других социальных благах. А если говорить о сбыте продукции, такое хозяйство не фигурирует как товарное - значит, будут проблемы с реализацией.

Родин: В этом году многие пострадали от засухи. Им предоставили субсидии на дизельное топливо за 2006 год, на удобрения, а также субсидии процентной ставки по целевым кредитам и займам. Не получили лишь те, кто не зарегистрирован, кто не в сфере внимания госорганов управления. И понесли потери.

Безбудько: Нам дали субсидию по 8-10 рублей на тонну удобрений! Всего 480 рублей. Сейчас оформляем документы на субсидию за подсолнечник, тоже копейки, особенно если учесть, что год назад удобрения покупали по 9 тысяч рублей, а сегодня они стоят уже 16 тысяч, и для нас просто недоступны.

Ситуация такова, что если у меня 200 гектаров, то мне еще есть смысл хлопотать о субсидиях. А если у фермера гектаров тридцать и положено ему будет от государства 600 рублей, то, получается, ему лишь пустая возня с документами. За ведение счета в банке, между прочим, нужно заплатить 600 рублей. Поэтому малые фермеры, владельцы личных подсобных хозяйств не хотят открывать счета в банке и получать субсидии - им это невыгодно. Очень много приходится собирать документов, справок, это отнимает много времени, сил, здоровья, наконец. Поэтому многие от субсидии отказываются.

Родин: Финансовую помощь смогли оформить менее половины фермеров. Необходимо объединять фермеров в ассоциации, чтобы было кому представлять их интересы. Если маленькое хозяйство - да, ему просто невыгодно оформлять субсидии. А если через ассоциации, будет лучше.

РГ: А кооперация?

Родин: На Дону зарегистрировано более 100 кооперативов. Мало. Чтобы они были эффективны, какое-то время им надо помогать. Только на третий-четвертый год начинает идти отдача для фермера. Поначалу ему невыгодно продавать свою продукцию через кооператив, он несет издержки даже большие, нежели отдавая выращенное перекупщику. На Западе для таких предприятий существуют субсидии. В России единственный успешный пример - в Саранске, который был разработан по проекту ТАСИС. В течение двух лет кооператоров постоянно учили, дали на развитие 3,5 миллиона рублей, еще столько же вложили фермеры. Сразу была создана материально-техническая база, кооператив купил все необходимое. Теперь, спустя семь лет, через него фермеры реализуют более 40 тонн зерна в год.

Нужно создать гарантийный фонд, оказать кредитным кооперативам помощь в виде бюджетной поддержки. Я в течение 17 лет представляю интересы фермеров всего Юга России, член рабочей группы по нацпроекту, но мои предложения до губернатора не доходят, и встретиться с ним не удалось мне за время действия нацпроекта ни разу.

РГ: В Ростовской области есть кооперативы, которые не развалились? У которых все получилось?

Родин: Хорошие результаты есть только в Багаевском районе. Если бы такой кооператив был в каждом районе, тогда можно было бы сказать, что у нас с кооперацией все нормально.

Владимир Рыльщиков, директор кредитного кооператива Багаевского района: Дело в том, что все, что мы делаем, уже опробовано. У нас до революции было 340 кооперативов на Дону, и кооперация охватывала 200 тысяч крестьянских семей. И что мы через 90 лет имеем в кооперации - это максимум 10 процентов.

Анна Согомонова, заместитель начальника отдела кредитования и инвестиций филиала ростовского банка: И то, что мы сказали, сколько кооперативов создано - это, наоборот, негативно сказывается на успехе дела. Потому что когда говорим - давайте создайте кооператив и будет хорошо, нам говорят - так же хорошо, как в соседнем районе? Слабые кредитные кооперативы - хуже, чем их отсутствие. Я сторонница того, что пусть они не в каждом районе будут, пусть объединяются, чтоб стать сильнее.

РГ: Кредитные кооперативы не конкуренты для банка?

Согомонова: На селе кооператив выдает кредиты, которые банкам не выгодны. Это может быть займ в пять, десять тысяч рублей, и на короткий срок. Фермеру несложно взять краткосрочный кредит. Кооператив выдает деньги тому, кого знает. Банку накладно открывать допофисы в хуторах.

РГ: И вы поддерживаете кооперативы?

Согомонова: Да. Лучше отдадим кредит кооперативу под процент, а он уже пусть распределяет эти деньги между мелкими потребителями.

Рыльщиков: В этом году мы получили четыре кредита - более четырех миллионов рублей. Не очень, правда, много, но и то это очень серьезный шаг вперед. Мы начинаем друг другу верить. Со стороны банка такое доверие нужно заслужить.

Родин: Единственная проблема, что они дают короткие кредиты. А в те же дореволюционные времена тоже кредиты выдавали в поддержку - но крестьяне получали этот кредит на 13 лет. В Америке заемные средства выдают на 50 лет. У нас краткосрочные - до года - кредиты просто не успевают обернуться.

Согомонова: Если даем кредит на год, к наступлению срока платежа у фермера возникают проблемы - нет денег. Если мы даем деньги на покупку техники на пять лет, человек ежеквартально платит, проблем вообще нет. Фермер воспитан на долгосрочном кредите, ему регулярно нужно отдавать не всю сумму, а часть кредита, он может что-то спланировать. А спланировать таким образом, чтобы в конце года отдать сразу крупную сумму, сложно. Пусть он даже собирает, чтобы отдать долг в декабре, но вдруг что-то увидел, трактор подешевле - ему же трудно удержаться! То есть короткие кредиты более рисковые, чем длинные. И практика показывает, что просрочки по длинным кредитам нет. За два года реализации нацпроекта нами выдано 640 кредитов фермерам на 650 миллионов рублей (а в 2005-м - всего 10 кредитов). 80 процентов кредитов оформлены на пять лет на покупку техники. Удобно. Просроченных кредитов фермерам в нашем портфеле нет.

Родин: Кстати, за два года значительно увеличились объемы кредитования коммерческими банками малых сельхозпредприятий. Получили кредиты 1554 фермерских хозяйства - 13 процентов от общего количества на сумму 1,3 миллиарда рублей.

Рыльщиков: Мы никакой Америки не открыли. Главное - репутация. В сельской местности все друг друга знают. Приходят мои друзья, говорят: "Ты головой отвечаешь за наши деньги - тогда делаем вклад". Я и отвечал. Пока не устанавливалось доверие, не появлялось стопроцентной уверенности, что человек надежный, не выдавали ни копейки. Надежных становилось все больше. 18 тысяч населения в станице, начали поступать заявки из окрестных хуторов, стали открывать кредитные участки уже на местах, чтобы кредитный инспектор лично знал заемщика. И не просто знал, а до седьмого колена. Это очень помогает, особенно при психологии отсрочки платежа: "Ну ладно, завтра заплачу, не рассчитал". Должник должен быть твердо уверен, что уже завтра кредитный инспектор придет к родственникам и озвучит, сколько он должен.

У нас "овощной" район. Когда идет сезон ранних овощей, каждый день может принести доход. Даже на неделю взять деньги и прокрутить их - уже прибыль. Так как у каждого района своя специфика, то и деньги нужны людям в разное время года.

Другое дело - сложности с обеспечением деньгами. Вкладов все равно не хватает. Поэтому вынуждены обращаться и ко всем друзьям, и в банки, которые стали доверять нам и понимать, что кооперативы не конкуренты, а партнеры.

Родин: Областное минэкономики разработало и внедрило программу бюджетного кредитования под треть ставки рефинансирования - сказка, казалось бы. Но получить такой кредит фермерам опять-таки не под силу: долгое оформление документов, а возвратить деньги нужно уже до нового года. Кроме того, условия получения такого кредита требуют, чтобы он на сто процентов был обеспечен ликвидным залогом или поручительством банка. Залога нет, поручительства банка быть не может: банк выдает поручительства только под залог. Круг замкнулся.

В 2003 году мы с губернатором договорились, что в кредитный фонд потребкооперации передают полтора миллиона рублей. Минфин выступил против. И до сих пор ничего не решено. Хотя это не такие большие деньги. Губернатор говорил, что мы теряем гораздо больше денег в этих пустых разговорах - время дороже тех сумм.

Чиновникам кажется, что эти деньги разворуют, пойдут по нецелевому назначению. Они рассматривают эти суммы с точки зрения сохранности областных денег, придумывают формы поддержки, которые удобны для них, чтобы деньги максимально правильно использовались. А нам надо, чтобы максимально удобно для развития кооперативов. Поэтому так получается.

Гарантийный фонд должен быть в кредитной кооперации. Да, он создается из отчислений участников. Но пока он накопится, пройдут годы, а ведь мы говорим об ускоренном развитии кооперации. Нужно предоставить субвенции каждому кооперативу, чтобы у него была страховая часть.

Российская газета


Также в разделе:

Фермеры Дона смогут торговать зерном на бирже...

С начала года на экспорт ушло 8, 63 млн тонн ростовского зерна...

Имущество таганрогской дочки "Юг-Зерно" продадут с молотка...

Власти Ростовской области прогнозируют в 2016 г рост сбора зерновых на 17%, экспорта - на 15-20%...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: